A TEXT POST

И ничего

Они жили дальше, так ни на йоту и не приблизившись к пониманию своей сущности. Продюсеры телевидения, психологи, рекламные копирайтеры, авторы книг о личностном росте и инструкторы йоги продолжали понимать их лучше, чем они сами. И ничего

A TEXT POST

Игры мальчиков

Давно не понимаю всего этого движения с ножами. В особенности, рассмотрев коммерческие зубочистки, которыми так горды доминирующие индивиды. Вряд ли большинство из них смогут повторить хотя бы ручку, не говоря уж о лезвии.
Мой отец за свою жизнь сделал несколько ножей и по крайней мере одним из них можно было порядком навредить металлическому ведру на 12 литров.
Я пока сделал только один, да и то лет 12 назад. Но им нельзя было резать бумагу, а вот делать дырки в стенах можно. Не покупайте искусственные хуи.

A PHOTO

Вчера на ВДНХ стал свидетелем веселого аттракциона в виде сражающихся за внимание дам, должно быть, ребят с черными как смоль шевелюрами. 
Объехал все это дело на самокатике на безопасном радиусе и покатил далее не оглянувшись. Не, правда, не интересно. Раньше бы встал в позу “ребята, ну тут же дети!”. А теперь как говорил один англичанин:
– Если я открою дверь и увижу, что на моем пороге дерутся, я закрою ее и останусь дома.
А еще тут недалеко от нас на Коломенской есть “Шашлычная страна” (берег, уставленный беседками и мангалами), которую этим летом на 90% оккупировали все те же новые россияне. И это греет душу. За победу пусть выпьют они. Они заслужили.
Что-же до нас, геймеров, то видео со Спутника и Погрома, (размещенное в Youtube-аккаунте человека, знавшего до этого войну лишь по World of Tanks) где бендеровцы стреляют по мирным жителям Мариуполя (как-то Украина все же прорвалась в мой соляной круг) вызвало лишь одну неприятную мысль. Как любимая троюродная сестренка из Севастополя будет относиться к своему российскому брату, лидер страны которого случайно нагадил в штаны.
Впрочем, все остальные, кто как бы не в замесе, ну там креативный класс, “бегающий по полюшку в сарафанах и радующийся солнцу”, вроде меня, миссию свою нихуя не выполняет. Это я про то, чтобы любовь-добро сеять и делать жизнь окружающих чуть менее невыносимой.
Такие дела, дорогие.
А сестра моя все же со своей задачей справляется, те из вас, кто следит за Met Art, Wow-Girls и прочими давно ее любите. Всем сердцем.
С праздником, короче. Вот только чего – непонятно.

A TEXT POST

Семь миллиардов я

С большой долей вероятности все вы — это я. И он это я, и она это я. И ты это я, и я это ты. И он это он, и она это она. И мы это я, и они это мы. И даже я — это все они и все мы и все все.
Вот только еще более невероятным абсурдом кажется то, что мы, живя за стенкой друг от друга, порой в десяти-двадцати сантиметрах, не осознаем, что там есть человек-я, тот, кто дышит с тобой одним воздухом и находится в одном пространстве-времени. А ты его даже не знаешь и никогда возможно не увидишь.
Чертовы бетонные лабиринты. Они разрезали мое тело на миллиарды кусков, корчащихся в одиночку.

A TEXT POST

Письма хикикомори третьего тысячелетия.

Я как то упустил тот момент, когда мы все испугались. Когда променяли жизнь на колбасу из “Азбуки Вкуса” и зимовки в юго-восточном направлении от материка, омываемом Тихим и Индийским океанами. И когда мы жить перестали, превратив себя в нравственных хикикомори.

Хотя, чего уж там мы, - вы. Я то беден и тарюсь в “Пятерочке”, снимаю все ту же однушку “поближе к центру” и изредка разглядываю профили бывших друзей по спортивной секции, их застывшие в веках нравственные устои отсидевших, обманувших и покалечивших уже немало судеб отчаянных “мужиков”. И радуюсь, невероятно радуюсь, что читая нужные книги, и лишив себя контактов с миром, удалось когда то возвести просоленную слезами непонимания оборону.

И я отказываюсь понимать происходящее сейчас. Мы ведь все читали Бредбери, куда он канул, ну хотя бы он, - куда исчез из наших голов. Словно живу по двум стандартам, словно все созданные любимыми мной умами миры и их законы существуют только в момент, когда тело не хочет есть, спать и размножаться. И надежда на электронную сеть, позволяющую почти без влияния билогической оболочки соединить сознания тоже рушится. Лучшие уже поняли, что все это вновь обернулось если не глобальным обманом, то лишь еще одной опошленной гениальной идеей (вроде идеальных денег).

Стыд, грязный и просоленный как московский снег стыд, пронзает меня каждый раз в толпе. Быть может от того мы прячем руки и скрываемся под капюшоном или маской успешного и хорошо одетого молодого человека. Стыд за то, что увернулся, что разум позволил тебе не окунуться по уши в эту жизнь и ты не в адском слэме со всеми этими несчастными серыми и безучастными лицами из метро, очередей в дешевых магазинах, комнаты ожидания для заполнения анкет на тот свет. Они рубятся и горят, а ты не выходишь из комнаты своего сознания, лишь изредка пунцово возгораясь от взгляда на написанный вроде тобой и не тобой за деньги текст или сделанную “на отъебись” работу.

В какой момент мы все обосрались? Когда на пьедестал любимых женщин и не менее любимых писателей и музыкантов взобрались временные лидеры государств и не менее временные сценаристы сериалов? И до странного снизилось действие биографий героических соотечественников-спортсменов (мне вот уже не помогают просмотры фильмов о дальнем родственнике Юрии Власове), полководцев и властителей дум. Не у кого более попросить сил и ума для дальнейшей жизни. “Мир изменился”. И это уже нихуя не сказочная трилогия, спасавшая тебя в детстве, да и в юности, чего уж там. Не помогает уже в вечной спирали и избавление от “воспитательного” влияние рабочего коллектива. Все чаще думаешь о том, что не имеешь права использовать свои таланты для поддержки тех людей и идей, которые принять в принципе не можешь ни ты, ни едва уловимое наследие, созданное такими же психами как ты. Им просто раньше удалось обеспечить биологическое существование носителя мозга.

Но продолжая искать в себе светлое и отфильтровывать зверя из контекста, по бесконечной энергии прилагаемой в этой области, понимаю, что все таки люблю вас, засранцев. Ответив себе на вопросы о праве на размножение вообще в сегодняшних условиях, я давно держу в заначке лишнюю тысячу долларов. На билеты в одну из горячих точек планеты с фотоаппаратом по мышкой. Потому как, возможно, существование некоторых личностей сводится лишь к тому, чтобы сделать его - дело.

Когда это случится не знает никто.

A TEXT POST

Самоповерженные: Аутодафе абсурдности. Часть первая. Деньги.

В качестве вступления разрешу себе отметить, что понять, почему в заголовке использовано столь идиотское словосочетание и имеющий несколько окостеневшее религиозное происхождение термин удастся только в продолжении.

Мы как-то неправильно интерпретировали гениальное по своей сути изобретение — деньги. Ведь когда их не было чтобы получить хлеб в обмен на вашу овцу, нужно было принести овцу на рынок. Деньги позволили не носить с собой везде тяжелую овцу. Они призваны делать людей свободными, а мы становимся их рабами.
Эволюционный процесс неразрывно связан с убийством. В одном случае для добычи еды, в другом в целях устранения конкуренции, ну и доминировании вашего вида, конечно. Так вот не только литература призвана помочь легче переносить человеку осознанный отказ от убийства себе подобных. Бредбери, напоминая в своей речи о том, что мы все же единственные животные, которые в большинстве своем не убивают и имеют возможность сделать этот выбор, отметил еще одну важную идею. Даже избавляясь от необходимости убивать, мы накапливаем этот отрицательный потенциал, взводя биологическую пружину. Книги в своих лучших воплощениях сглаживают эту напряженность, позволяя переживать то, что в жизни с нами никогда не случится. Без сомнения это делают теперь и кино, видеоигры, сериалы, но часто с гораздо меньшим терапевтическим эффектом. В большинстве своем этот “контент” выступает в качестве гомеопатии или даже плацебо.
Но у нас есть еще одно средство, облегчающее тяжелую эволюционную наследственность. Это снова деньги, ребята.
Многие из нас, ведя бизнес, например, забывают, или точнее заблуждаются, думая как удачно удалось вновь всех “наебать” и избавить людей-клиентов от их тяжелой денежной ноши. Якобы “мы их зарабатываем”. Тем временем не учитывая возможность того, что все может происходить с точностью до наоборот. И в очередной раз, поглаживая переднюю панель своего Lexus или шероховатую заднюю крышку iPad, вспомните о том дедушке, принесшем вам маржу всего в 250 рублей и юную девушку, заплатившую за свежее техническое чудо чуть больше. Это не вы отняли у них деньги и даже не выебавшие рынок маркетологи. Люди с вами поделились, они их принесли, они доверились вам.
В русском языке часто встречаются на первый взгляд глуповатые, но дающие куда больше смысловых возможностей фразы, называемые поговорками (это я сейчас с вами как с идиотами, почему-то).
Мне нравится в контексте денег следующая: “Голосовать рублем”. Мы голосуем за того, у кого покупаем. Мы говорим ему, - Живи. Оценивая достоинства человека и его дело, то как он строит бизнес, как относится к клиентам, насколько не позволяет себе пользоваться грязными приемами рынка, покупатели дают возможность продавцу продолжать существовать, жить, просто быть. Или по другому — не умирать, кормить детей до безопасного возраста самостоятельности. Опять же часто во многом с целью избавиться от страха смерти, якобы получив продолжение в детях (это нам еще предстоит обсудить). Есть, конечно, и обратная форма воздействия. Осознанно отказывая человеку в том, что мы потратим деньги на то, что он нам предлагает, мы совершаем ритуальное убийство. При этом как бы произнося (иногда даже вслух) — “не видать тебе моих денег, да и в общем-то я не особенно настаиваю на том, чтобы ты продолжал жить”.
И я убиваю очень много людей. Грешен, стоит признать. Аскетизм больного социопатического рода не позволяет иногда во всей полноте выполнять своей роли в системе всеобщего консьюмеризма. Но позволяет участвовать в куда более честном и полезном для здоровья “голосовании”.
А теперь, избавившись от потребности в постоянном месте работы, могу заметить, что стал с удовольствием тратить заработанное. Нет, страха, конечно, стало больше, точнее даже ужаса — возможность оказаться на улице, потеряв съемную квартиру за стандартные чуть больше тысячи долларов в районе столицы, откуда хотя бы видно центр с 13-го. И никуда не делся кредит на строящуюся квартиру, необходимость арендовать офис, есть и одеваться в конце концов. Но жизни в жизни стало больше. Даже отбросив возрастной багаж высказываний вида “Жизнь — это …” (Я уж точно до сих пор не могу сказать что это такое, единственное на что претендую — способность определить, что ею совершенно точно не является), тем не менее не лукавя, могу сказать, что деньги — это не жизнь, но их отсутствие может стать причиной ее завершения.

A TEXT POST

Свобода

Сегодня во сне я убил себя, растоптав собственное чучело из снега. Нет, ну понятно, зима близко и все такое, но порой символизм сновидений оставляет тебе только выбор между одной и второй, вновь той же самой мыслью.
Мысль эта как огромный разрезный самосвал, припаркованный на маленькой главной площади вашего маленького города. Хрен его там спрячешь, ведь на фоне махины даже здание администрации выглядит игрушечным.
Мысль эта постоянно загружена в подсознание и дает о себе знать настойчивым вибросигналом даже во время часовых поездок на метро в отдаленный район столицы, которые, казалось бы должны убаюкивать твою личность и превращать в покорного робота.
С детства испытывал органическую ненависть к окружавшему колхозу имени Ленина. Воспитывая себя самостоятельно, текстами чужих людей, ставших порой более близкими, чем окружающие, все дальше уходил по тайной тропинке между сплетавшимися над головой деревьями. “Людям не нравится креативность.” — заявляет бескомпромиссно заголовок статьи, уверяющей, что со школы нас превращают в однобоко и стандартизированно мыслящие машины. И для того, чтобы бороться с отчуждением и возникающим из-за него стрессом, нужно стойко следовать дорогой творческих позывов, не угождая ни окружающим, ни даже себе самому.
Но, почему-то это всегда не стыкуется с современным уровнем жизни и запросами, ставящимися перед тобой раздразненным потребительским воображением. Которое требует всех тех символических фаллических вещей, якобы превращающих тебя в нормального пацана, смыслящего в теме и знающего ценность жизни. 
Бред же.
А когда приходит момент выбора между возможностью успокоить демонов самооценки жертвоприношениями и самоограничением до уровня аскетизма и бедности, становится страшно. И страшно не от того, что потеряешь работу с кучей толстеющих на глазах коллег, обращающихся при беглом боковом взгляде в свиней и чудовищ из того самого бара, а от вероятности стать самим собой с еще более сложной и защищенной системой контроля доступа к происходящему вне чужих глаз.
И приходит постоянное чувство ужаса, но сдобренного порядочной долей надежды.
Все равно, что проснуться плачущим с вновь сочиненными двумя строчками в голове. Которые в этот момент кажутся самыми важными выводами на свете. И если бы рядом был татуировщик, на твоем теле появилась бы еще одна никчемная надпись.

Тут фоном, почему-то на манер Юрия Антонова в лучшие годы под тяжелые гитары звучит:

Вам не нужна свобода
У вас уже есть она.

И в этот момент понимаешь, что самые важные события в жизни происходят внутри твоей головы.

A TEXT POST

ООО “Брак”

Все больше понимаю, что брак мне представляется объединением неполноценных людей, стремящихся хоть как-то, сообща черпать ценности и строить фундамент из песка. Квартира, автомобиль, ребенок, что там еще по списку наших уверенных во всем родителей с отшибленным наотмашь государственной машиной критическим мышлением.

Тут хотя бы к тридцати разобраться с ранами, нанесенными семьей (браком), которые не должны передаваться дальше, - твоим детям. Да и вообще, какое ты имеешь право делать их рабами своих нереализованных стремлений, упущенных в длинные периоды спячки или блуждания во сне. Гены, переданные тобой, вряд ли могут определять путь нового человека.

Но деться от одного из определяющих факторов эволюции все же некуда. Именно семья сделала из нас тех, кто мы есть. Только вот едва ли хорош от силы двухсотлетний формат отношений часто превращающий двоих в то, наблюдать за чем одновременно и печально и смешно. Порой трагически смешно.

Недавно понял, что больше нравится слово “связь”. Оно, конечно, окрашено обществом в цвета секса и запрета, но это лишь наносное. Связь, семья в изначальном и постоянно изменяющемся смысле - симбиоз самодостаточных. Да, именно симбиоз, ведь в его основе взаимовыгодное существование разных.

Это в свою очередь приводит к вопросам равенства внутри этого образования. Но глупо применять распространенное ошибочное “равенство = одинаковость”. Уж лучше равенство = равноправие разных.

A TEXT POST

Sample rate

Всегда ли процесс познания это упрощение? Сведение к минимуму, отсекание лишнего и фиксация того, что мы можем понять и закрепить на данном этапе. В цифровом звуке существует термин sample rate или частота сэмплирования (частота дискретизации). Звуковая волна, аналоговая волна, если хотите , как известно, имеет форму синусоиды. Но для того, чтобы оцифровать ее, захватить, зафиксировать в разумном качестве и с учетом объема данных и совпадения с оригиналом, волна превращается в “лесенку” - последовательные промежутки, чем меньше которые, тем ближе запись к оригиналу, “аналогу” (хотя в этом случае последнее, конечно, звучит более чем двусмысленно). Похожие приемы есть и при оцифровке изображения, видео и любого другого “живого” источника. Перед нами стоит необходимость в упрощении, иначе знание просто не сможет быть зафиксировано, а накопленные в процессе упрощения искажения это уже совсем другая история. Кто-то даже называет это искусством.